Бутурлины

Граф Дмитрий Петрович Бутурлин (1763–1829) происходил из древнего,  знатного и богатого рода. Дед его, фельдмаршал Александр Борисович Бутурлин, бывший фаворит императрицы Елизаветы, прославился взятием Берлина в Семилетнюю войну.

Дмитрий Петрович Бутурлин. Портрет Ф.С. Рокотова

Крестной матерью Дмитрия стала сама Екатерина II, и прямо у купели младенец был произведен в сержанты лейб-гвардии. Рано оставшись сиротой, он воспитывался в доме своего дяди Александра Романовича Воронцова, брата знаменитой княгини Екатерины Дашковой. В молодые годы Дмитрий Бутурлин увлекался передовыми воззрениями эпохи Просвещения, был страстным поклонником Вольтера и Руссо. Знаменитый библиофил, он собрал одно из крупнейших книжных собраний в России и Европе, включавшее сорок тысяч томов – этому занятию он посвящал основное свое время. В обществе граф получил известность как человек высокообразованный, с потрясающей эрудицией. Он отличался феноменальной памятью, с легкостью запоминал тексты в стихах и в прозе с одного прочтения, часто цитировал наизусть французских и латинских классиков на языке оригиналов. Не удивительно, что именно  графа Бутурлина император Александр I назначил первым директором Императорского Эрмитажа, когда потребовалось привести в систему его сокровища.

Анна Артемьевна Бутурлина. Портрет Ф.С. Рокотова

Но все же в Петербурге Дмитрий Петрович старался не задерживаться. Это был типичный московский либерал, независимый вельможа, позволявший себе умеренную фронду. Хотя граф Дмитрий Бутурлин обладал весьма крупным состоянием, в отличие от Воронцовых он уже не относился к числу земельных магнатов. Основной доход ему приносило обширное владение в Воронежской губернии с центром в слободе Бутурлиновке. Белкинское имение значительно уступало ему по размерам. «По размашистому масштабу тогдашних состояний о Белкине говорили у нас, как о сущей безделушке, – вспоминает его сын Михаил Бутурлин, – «небольшой уголок земли» и больше ничего». Но других подмосковных имений у семьи Бутурлиных не было, и потому именно здесь они стали проводить каждое лето вплоть до 1812 года.

Обычно в конце весны Бутурлины со всеми «чадами и домочадцами» выезжали из Москвы в Белкино с огромным обозом, чтобы остаться в усадьбе до поздней осени. Неспешная езда на перекладных занимала около двух суток. Специально для ночлега на половине пути был куплен участок земли, где поставили уютный деревянный домик из нескольких комнат. Как видим, граф привык обставлять свою жизнь со всеми удобствами, не считаясь с расходами. Что и привело в скором времени к закату старой русской аристократии, не сумевшей приспособиться к реалиям нового индустриального века. В ту пору в искусстве царил культ сентиментализма и меланхолии, и его грустное очарование в полной мере отразилось в неспешном течении жизни обитателей усадьбы Белкино.

Гравюра А.П. Шубина

В усадьбе Белкино Дмитрий Петрович с увлечением занимался садоводством и обустройством парка. В первую очередь графа Бутурлина занимал пейзажный парк, который он радикально расширил и фактически создал заново.  В те годы коллекционирование диковинных растений вошло в моду среди богатых вельмож, и они нередко заводили в своих усадьбах ботанические сады и оранжереи. По словам Михаила Бутурлина, устройство и поддержание в порядке белкинского парка, а также содержание многочисленной дворни поглощало почти весь доход от имения.

Анна Артемьевна Бутурлина (1777-1854) тоже увлекалась садоводством, культивируя  в усадьбе новомодные сорта камелий и георгинов, но ее больше увлекала живопись. Одно время в Белкине жил итальянский художник Молинари, который давал графине уроки миниатюрной живописи по слоновой кости. Вообще графиня Анна хотя и была гораздо моложе своего мужа, но характер имела куда более решительный и практичный, и все хозяйственные дела, включая управление имениями, держались именно на ней. Жизнерадостная и энергичная, отличавшаяся яркой своеобразной красотой и особым обаянием, она блестяще выступала в роли хозяйки великосветского салона – как в Москве, так и в усадьбе Белкино.

В усадьбу часто заезжали именитые гости, в первую очередь близкие родственники Бутурлиных. Среди них стоит выделить княгиню Екатерину Романовну Дашкову, жившую неподалеку в усадьбе Троицкое, и будущего наместника Кавказа Михаила Семеновича Воронцова. Иногда здесь гостил известный историк, калужский архиерей Евгений Болховитинов. Бутурлины часто приглашали в Белкино заезжих иностранцев, «перелетных птиц», среди которых встречались и эмигранты из революционной Франции, и итальянские служители искусства. По воспоминаниям Михаила Бутурлина, в парадной гостиной белкинского особняка нередко собирался «кружок утонченно-образованных людей разных национальностей и светского положения». Графиня Анна с удовольствием устраивала в двусветном зале музыкальные вечера, на которых ее супруг талантливо исполнял французские и итальянские романсы, аккомпанируя себе на гитаре.

Вскоре после войны 1812 года, когда дом Бутурлиных в Немецкой слободе сгорел в московском пожаре вместе с библиотекой, у Дмитрия Петровича вследствие этой трагедии резко обострились приступы астмы, и медики посоветовали сменить климат. В результате в 1817 году семья графа навсегда переехала во Флоренцию. Там они поселились в купленном графом старинном дворце Никколини, называющемся с тех пор «палаццо Бутурлин». Вскоре Анна Артемьевна вместе со взрослыми детьми (кроме Михаила) перешла в католичество, но Дмитрий Петрович сохранил верность православию и построил рядом с домом православный храм. В Россию вернулся лишь младший сын, Михаил Дмитриевич Бутурлин (1807-1876), издавший здесь свои чрезвычайно интересные «Записки» с подробным рассказом о жизни в усадьбе Белкино на рубеже столетий.